закрытый архитектурный конкурс, частный девелопер
Площадь: 56 000 м²
Типография Сытина
Москва, ЦАО, Пятницкая ул., 71/5, стр. 1-4, 5, 6, 8
Типография Сытина — место издания первых в Российской империи массовых тиражей великих русских писателей и поэтов: Толстого, Гоголя, Есенина, Маяковского, Блока и других. Здесь бывали самые разные деятели искусства Серебряного века: Рахманинов, Дягилев, Стравинский, Вертинский, Утёсов, Бенуа, Билибин, Бурлюк, Врубель, Кандинский и многие другие.

В проекте решено сохранить и развить память этого важного и символичного для Москвы и России места. Пять корпусов комплекса названы именами самых ярких и знаковых издававшихся здесь литераторов: Толстой, Гоголь, Есенин, Маяковский, Блок. К каждому корпусу относится отдельное стихотворение или фрагмент из романа, а также музыкальная композиция, к каждой квартире — индивидуальная строчка, получаемая будущим жильцом вместе с ключами от нового дома. Проект предполагает создание концептуальных общественных пространств: Музей типографского дела Сытина, в котором разместятся и шоу-рум всего комплекса, и выставочная площадка, и детский центр; Библиотека Сытина, кафе, большой киноэкран под открытым небом во дворе, много зелени для прогулок, пруд.
Контекст
Расположение
Проектируемый участок расположен в Центральном округе Москвы, на территории района Замоскворечье.

Замоскворечье — патриархальное, купеческое — один из наиболее сохранившихся исторических районов Москвы.

С районом Замоскворечья связан весь свет русской литературы XIX–XX веков: спокойный и размеренный уклад жизни, в сравнении с противоположным берегом Москвы-реки, привлекал поэтов и писателей.

Здесь жили и работали такие авторы, как: Лев Толстой, Александр Островский, Александр Радищев, Сергей Есенин, Марина Цветаева.

Литература — золото русской культуры.
Генезис территории района
1739
В XIV–XVI веках на месте современной Валовой улицы находились луга, на которых в начале XVII века пасли коров царицы-инокини Марфы, матери царя Михаила Федоровича. В конце XVI века местность была разрезана поперек старицы земляным валом со рвом.
1852
В петровские времена в этой местности поселились рабочие Кадашевского монетного двора, о чем напоминают современные Монетчиковские переулки. Монету здесь чеканили недолго — с 1701 по 1736 год. Земляной вал был снесен в 1816–1820 годах.
1953
В 1887 году Иван Дмитриевич Сытин приобретает обширное владение (№ 71–73) на Пятницкой улице, и в 1903 году архитектор А. Э. Эрихсон при участии инженера В. Г. Шухова возводит для Сытина здание типографии.
Настроение места
Исторические объекты
Концепция
ТИПОГРАФИЯ СЫТИНА. КОНЦЕПТ

Типография Сытина — место издания первых в Российской империи массовых (дешевых) тиражей великих русских писателей и поэтов: Толстого, Гоголя, Есенина, Маяковского, Блока и других.

Во многом именно Сытину обязаны своей известностью и благосостоянием многие крупные имена русской культуры конца XIX – начала XX века.

Здесь бывали самые разные деятели искусства Серебряного века: музыканты Рахманинов, Дягилев, Стравинский, Вертинский, Утёсов; художники Бенуа, Билибин, Бурлюк, Врубель, Кандинский и многие другие.

В петровские времена здесь чеканил монету Кадашевский монетный двор, о чем напоминают современные Монетчиковские переулки.

В своем проекте мы решили сохранить и развить память этого важного и символичного для Москвы и России места.
ТИПОГРАФИЯ СЫТИНА. КОНЦЕПТ ДЛЯ ТОЛСТОГО

Типография Сытина — это эпицентр, место смысловых пересечений многих субстанций и сфер, ставших безусловными брендами России во всем мире. Это место — объединение «Мир искусства»* в его физическом воплощении, смешение всего, цветущая сложность** русской культуры.

Пересечение литературы, поэзии, изобразительного искусства и музыки.

Мы решили структурировать пять корпусов комплекса, назвав их именами пяти самых ярких и знаковых издававшихся здесь литераторов: Толстой, Гоголь, Есенин, Маяковский, Блок.

К каждому корпусу относится отдельное стихотворение или фрагмент
из романа, а также музыкальная композиция, к каждой квартире — индивидуальная строчка, получаемая будущим жильцом вместе с ключами от нового дома.

Стихотворение от корпуса и строчка от квартиры — вместо пароля для консьержа.

Мы выделили несколько индивидуальных пространств — апартаментов и пентхаусов, которые соотносятся с литературными героями-прообразами: пентхаус «Пьер» в Толстовском корпусе, апартаменты «Двенадцать» Блока в новом строении, ресторан
«Ревизор» в корпусе Гоголя.

Общественные пространства комплекса имеют артикулированную значимость в широких социальных масштабах: Музей типографского дела Сытина, в котором будет и шоу-рум всего комплекса, и выставочная площадка, и детский центр; Библиотека Сытина, кафе, большой киноэкран под открытым небом во дворе, много зелени для прогулок, пруд.

Мы спроецировали все виды искусства на архитектуру и переосмыслили ее через исторический генокод места, сформировав новый самостоятельный бренд и легенду.

* «Мир искусства» (1898—1924) — художественное объединение, основанное С.П. Дягилевым и художником А.Н. Бенуа в конце 1890-х годов, в которое входили ведущие деятели искусств Серебряного века. Под тем же названием выходил журнал, издававшийся с 1898 года членами группы.

** «Цветущая сложность» — термин, введенный философом К.Н. Леонтьевым. Идеал «цветущей сложности» мыслился как противоположный представлениям о линейном прогрессе, обеспеченном всесилием человеческого разума. Наивысшая точка в любом развитии, в том числе в искусстве.
КОНЦЕПТ ДЛЯ ТОЛСТОГО С ОРКЕСТРОМ
ПЕРВЫЙ КОРПУС — самое знаковое здание всего ансамбля. Основное здание типографии Сытина. По своему масштабу, пропорциям, внушительным деталям сравнимо с простым и одновременно грубым величием самого известного в мире русского писателя — Льва Толстого.

Его детали достаточно грубые, временами аляповатые, но вместе они создают образ гигантского парохода, который, как Лев Толстой в простой мужицкой рубахе, плывет по Пятницкой улице.

Верхние этажи первого корпуса — самые просторные пентхаусы всего квартала. Угол Пятницкой улицы и 2-го Монетчиковского переулка — знаковое место всего комплекса, точка с лучшим видом в сторону Кремля. На этом углу строится главная квартира «Толстого» — золотой пентхаус «Пьер».

ВТОРОЕ СТРОЕНИЕ построено в советское время. Широкий шаг колонн, большие окна, высокие перекрытия. Размах новой эпохи. Маяковский.

При новом прочтении это здание из единого параллелепипеда разбивается на множество мелких кубов. Верхний — это новые пентхаусы с заглубленными террасами и выступающими кубовидными жилыми объемами. Благодаря сложной форме нивелируется избыточная глубина жилого корпуса и создается приватность заглубленных террас, в которые не могут заглянуть соседи.

СТРОЕНИЕ ТРИ меньше остальных подвержено каким-либо изменениям. Выходя прямо на Садовое кольцо, оно своим корпусом отгораживает весь квартал от шума. Фасад мансарды поднимается в сторону двора, образуя на верхнем этаже световой фронт. Это здание осторожное, деликатное, изысканно консервативное. Это Есенин.

СТРОЕНИЕ ЧЕТЫРЕ. Гоголь. Сердце квартала. Сюда стекается вся активная жизнь. Небольшие магазины, кафе, рестораны, выходящие на общественную улицу. Тихая веселая размеренная жизнь, как в произведениях Гоголя.

Над сложной, рельефной кирпичной кладкой, на небольшом отступе, формирующем террасу, возводится простой прямоугольный объем новых квартир. Кажущаяся простота формы нивелируется сложностью фактуры материала. Сложенная из больших валунов стена контрастирует с гладкой поверхностью камня горизонтальных перекрытий. Валуны просвечивают своей формой сквозь внешний отделочный слой фасада, имитируя живую поверхность южных крестьянских жилых зданий. Контраст живой поверхности фасада и строгих вертикальных высоких окон подчеркивает элитарность постройки.

НОВОЕ ЗДАНИЕ КВАРТАЛА. Это и его продолжение, и совершенно новое, иное высказывание. На углу Второго и Третьего Монетчиковских переулков оно фланкирует весь квартал с севера, образуя его логическое завершение. Это здание сложено из больших каменных слэбов — «блоков». Размер этих блоков уменьшается кверху, освобождая больше площади для балконов и окон. Большие блоки темно-серого камня поставлены друг на друга, с небольшой сдвижкой по вертикали. Вместе они образуют единую тектонически связанную структуру. Каменную оболочку.

Как единое произведение, собранное из выстроенных в правильном ритме строк и строф. Это «Двеннадцать» Блока. Как кульминация поэзии Серебряного века. Чтобы подчеркнуть сбивку каждого блока относительно предыдущего и визуально их связать, сквозь них проходит тонкая латунная строго вертикальная полоса. Контраст пористого неполированного темно-серого камня с блестящей латунной вставкой создает ощущение эталонного фасада, подчеркивает его элитарность, уникальность и элегантность. Как изысканная бабочка на идеальном сюртуке, которых так любил Александр Блок.
Действующие лица
Стихи и музыка
Двор. «Русские сезоны Дягилева»
РУССКИЕ СЕЗОНЫ ДЯГИЛЕВА

Сергей Павлович Дягилев — одна из самых значимых фигур русской культуры конца XIX — начала XX века. Он основал журнал «Мир искусства», который издавался в Сытинской типографии и стал одним из крупнейших явлений художественной жизни России этого времени.

Его главным талантом было распознавать и ценить дарования в других. Он начинает устраивать выставки в Париже, — одну за другой, — представляя Европе русское искусство, к которому тогда не относились всерьез. Мир узнал о существовании Бакста, Бенуа, Серова, Репина и др.

Далее он привозит в Париж серию из пяти концертов русской музыки — от Глинки до Скрябина. Его сопровождает триумф.

Дягилев решил показать Европе русскую оперу. Постановка Бориса Годунова с блистательным Шаляпиным в главной роли покорила столицу Франции.

Дягилев стал непререкаемым европейским авторитетом в области искусства, причем всех его разновидностей.

Мировую славу Дягилеву принесли его знаменитые Русские сезоны — своего рода смотр всего лучшего, что было в русском балете, музыке и т.д.

Во многом благодаря Дягилеву в Европе началась настоящая мода на все русское. Так, английские танцовщицы Эльс Маркс и Хильда Менингс взяли псевдонимы Алисия Маркова и Лидия Соколова.

Прообразом нашего двора являются именно они — Русские сезоны Дягилева. Поочередно сменяясь, яркими образами здесь представлены все четыре сезона и межсезонье.

КАЖДЫЙ СЕЗОН — ЭТО КВИНТЭССЕНЦИЯ РОССИИ В ОПРЕДЕЛЕННОЕ ВРЕМЯ ГОДА, ЭТО РУССКОЕ НАСТРОЕНИЕ, НО ПРИ ЭТОМ ВЗГЛЯД НА НАШУ СТРАНУ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЕВРОПЕЙСКОГО ВОСПРИЯТИЯ.
Структура двора
Начинается двор с закрытого и укромного уголка Есенинской осени (1), здесь можно уединиться и подумать, помечтать сидя в качелях и глядя на желтеющие березки. Мощение образует небольшие березовые рощицы, между которыми располагаются различные лавочки и качели — все для тихого отдыха с книжкой стихов.

Осень и зиму соединяет аллея «Первый бал Наташи Ростовой» (2), как бы взятая из усадебного парка графа Болконского или Безуховых.

Зима объединяет двор (3), это центр всей жизни — и дневной, и ночной.
Днем — это самое шумное место вокруг пруда, интересное игровое пространство с кораблем и маяком, соединенными между собой мостками. Ближе к вечеру здесь начинают играть другие краски — яркие «зимние» забавы сменяются серебряными предвечерними сумерками — наступает Серебряный век. Это своего рода инсталляция: пруд за счет своего покрытия серебряной мозаикой - стеклом начинает светиться, и освещение по его периметру добавляет таинственности и недосказанности. Это сказка, романтика и мечта. «Ночь перед Рождеством» Гоголя.

Эпицентром этой части двора является световой маяк, который служит уличной беседкой, а детский корабль, служивший днем игровым пространством, становится парусником из Алых парусов Александра Грина. Его утонченные белые мачты и алые паруса выделяются на фоне темного фасада корпуса «Толстой».

Оставим русскую зиму и окунемся с головой в весну. Самое воздушное во всех смыслах место двора, образованное парящими над холмом облаками, под которыми среди зарослей высокого ковыля качаются во все стороны на огромных высоких качелях дети.

Зеленый холм с качелями под «облаками в штанах». Это Сквер Маяковского (4), место проснувшегося веселья и юношеской легкости.

Сразу после весны наступает шумная жаркая пора русского лета (5). Это место для общения, разговоров до рассвета у костра, здесь можно делать все, что в остальные сезоны невозможно: смотреть фильмы под открытым небом, слушать сказки, сидя на деревянном амфитеатре, устраивать шумные игры.

По громкоговорителям передают «Жар-птицу» Стравинского, а полотно Рериха из Азиатской серии во всю стену забора усугубляет ощущение шумного летнего праздника.

РУССКИЕ СЕЗОНЫ ДЯГИЛЕВА ВО ДВОРЕ ТИПОГРАФИИ СЫТИНА ИГРАЮТ ВСЕЙ СВОЕЙ КРАСОЙ КРУГЛОГОДИЧНО И КРУГЛОСУТОЧНО, СМЕНЯЯ ДРУГ ДРУГА И ПРЕДПОЛАГАЯ КАК ТИХИЙ, ТАК И ПРАЗДНИЧНЫЙ ФОРМАТ, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ НАСТРОЕНИЯ ЖИЛЬЦОВ И ФОРМАТА ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ КОМПЛЕКСА.